Меню
16+

Общественно-политическая газета «Пучежские вести»

14.04.2021 10:28 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Воспоминания о службе в милиции

Из охранно-конвойной службы ОВД в мае 1995 года мне предложили перевестись в группу дознания. В то время её возглавлял Хавроничев Виталий Леонидович. Дознавателем там также служил Семёнов Владимир Ксенофонтович, он как раз собирался переводиться на службу в г. Иваново. Это были асы своего дела, опытные, умудрённые жизнью сотрудники.

Начал я свою деятельность в дознании с постижения азов печатания на машинописной машинке. Так как все основные бланки по уголовным делам были предназначены именно для неё. Хотя также можно было заполнять их вручную шариковой ручкой. Персональный компьютер был только в отделе кадров и в штабе. Мои наставники учили меня, как брать объяснения с граждан, из чего формируется уголовное дело, как проводить допросы и очные ставки, делились советами из своего огромного опыта милицейской службы. Вместе с ними выезжал на места происшествий, на другие следственные действия.

Как-то раз к нам в кабинет забежал оперативный дежурный Валера Зайцев и сказал, что нужно срочно выезжать в д. Кораблёво, там уголовник по кличке «Пека» запугал всю деревню топором, угрожает расправой её жителям. Так как статья уголовного кодекса «угроза убийством» была подследственная группе дознания, то мы, не мешкая, прыгнули в УАЗик дежурной части и помчались на место происшествия. При этом все вооружились, кто его знает, чем дело обернётся? Топор — серьёзное орудие, поэтому надо было быть готовым ко всему. По дороге ехали и гадали кто такой «Пека», воображение рисовало здорового бугая, у которого топор в руке смотрится, как игрушка. И раз уж он запугал всю деревню, и некому ему противостоять, то наверно реально матёрый уголовник. Деревня Кораблёво оказалась пустынной, как вымершей. Только, наверно, в третьем дому на наш стук в окно выглянула испуганная бабка. На наш вопрос «где Пека с топором?» она указала пальцем на один из домов. Скрытно, задворками подошли к крыльцу дома, пистолеты вытащили из кобур, но досылать патроны в ствол не стали. Договорились, кто какую сторону при входе в жилое помещение контролирует. Из дома не доносилось не одного звука. Нехорошие мысли лезли в голову, может этот «Пека» уже расправился с жителями этого дома? Решили использовать фактор внезапности. Владимир Ксенофонтович решил идти первым, тем более он владел искусством рукопашного боя, даже вёл кружок с детьми по этой теме в г. Пучеже. Следом за ним следовал Виталий Леонидович и потом я. Влетели в дом. Там действительно никто не ожидал, что внезапно в жильё влетят три вооружённых милиционера в форме. Дом представлял собой одну большую комнату, слева была русская печка, далее ближе к окнам стоял большой стол. Спиной к печке на полу сидело человек 5-6, напротив печки вдоль стены также на полу сидело ещё 6-7 человек, и за столом находилось человек пять. В общем, такие вроде как деревенские вечерние посиделки, не хватало только гармошки и шелухи семечек на полу. Но, как раз был не вечер, а около полудня. И лица у всех присутствующих были напряжённые, увидев нас у присутствующих были заметны вздохи облегчения. Семёнов громко спросил: «Кто Пека???!!!», готовый в любой момент прыгнуть вперёд на любую опасность. В комнате стояла гробовая тишина. Он ещё громче повторил свой вопрос, один из мужчин, что сидел у стены напротив печи взглядом указывал на щупленького мужичка, сидевшего у печки. Из мужского пола он сидел там один, вокруг его сидели женщины и подростки. Ксенофонтович метнулся к мужичку, тот продолжал сидеть не шелохнувшись. «Ты Пека???». В вопросе Семёнова было больше удивления, чем самого вопроса. Сидевший еле кивнул головой, вид у него был испуганный. На вопрос «где топор?», он из-за спины медленно вытащил орудие преступления и передал милиционеру. «Пеку» вывели на улицу и пристегнули наручниками к столбу, сами начали набирать объяснения с жителей. Вырисовывалась чистая «угроза убийством». Сам «Пека» был пучежский, фамилия ему Белянкин, ростом около 1,5 метра, как подросток, соплёй перешибёшь, но имея несколько судимостей он довольно успешно держал какое-то время в страхе всю деревню, оказавшись там по своим собутыльным делам. Мы даже пожурили мужиков, чего вы уж так испугались, огрели бы оглоблей пару раз, и он сам бы из деревни сбежал. Но, видимо, деревенские мужички оказались трусливее самого доморощенного уголовника, не говоря уже о женщинах и детях. Ксенофонтович потом всегда вспоминал эту историю, говоря: «Вот так «Пека», вот так злодей!». Он тоже, как и мы, ожидал увидеть матёрого рецидивиста, и при необходимости нейтрализовать его своим мастерством, но на деле это оказался далеко не тот, кого мы представляли. За свои «злодеяния» «Пека» отправился в места не столь отдалённые, выйдя снова «погорел» на мелких кражёнках, да так и куда-то пропал.

Также Хавроничев В.Л. рассказывал также один интересный случай из своей практики. Один из работников Пучежского льнокомбината был любитель поиграть в карты. Играли не просто на интерес, а на исполнение какого-либо действия. Загадали, что проигравший выходит в центр ткацкого цеха, на так называемый перекрёсток, где крестом расходится основной путь движения по цеху, и, сняв штаны с нижним бельём по колено, всех приветствует помахиванием своего младшего друга. Ну, и проиграл! Карточный долг – долг чести. Нечего было играть. Вышел он в центр цеха, спустил портки и помахал во все четыре стороны своим достоинством. Ткачихи поначалу обомлели, а потом стали швырять в «эксбициониста» чем не попадя под руку. Крики ткачих даже перекрыли сильнейший шум работающих станков. Кто работал в ткацком цехе, тот знает какой там стоит ужасный шум, без берушей невозможно работать. Если бы они знали, что это был карточный долг, а не отклонения в сексуальных предпочтениях. Естественно, женский пол нажаловался руководству фабрики, а то сообщило в милицию. Мужика осудили за злостное хулиганство с особым цинизмом. После отсидки он ходил и жаловался, что вот все сидят не за х**, а сидел именно за х**!

Шли «лихие 90-е». Это были нелёгкие, но интересные годы работы. Отделом руководил Голубев Владимир Леонидович. Это был настоящий начальник отдела, как внешне, так и внутренне. Высокий, статный, спокойный, рассудительный, вежливый, в то же время требовательный и, если было необходимо, то и жёсткий в своих решениях. Очень часто приходилось проводить ночные рейды по сельской местности, сидеть в засадах, так как скотные дворы и склады оставшихся колхозов трещали от ворья. Владимир Леонидович лично проводил инструктаж и разводы с сотрудниками перед заступлением в рейды. И настолько своими словами воодушевлял сотрудников на ночную работу, что мы шли на службу как в атаку с мыслями: «Кто? Если не мы!». И были результаты, ловили грабителей и жуликов, не было ни одного нераскрытого убийства. Это было конечно и благодаря сильной команде опытных сыщиков: Новожилову Александру Михайловичу (признанным лучшим сыщиком России), Захарову Юрию Витальевичу, Колыбалову Сергею Ивановичу. Сами они были и остаются простыми скромными людьми, отдавшими весь свой опыт и половину жизни, чтобы жители Пучежского района жили спокойнее.

Самышин А. А.- ветеран МВД майор полиции в отставке.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

131