Меню
16+

Общественно-политическая газета «Пучежские вести»

06.11.2019 10:57 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 45 от 07.11.2019 г.

«Мамочка, живи долго на радость нам»

В далёком-далёком 1929 году 28 октября родилась наша мама — любимая, милая, дорогая наша мамочка Люся Малышева (Людмила Яковлевна Пухова). В маленьком провинциальном городке на великой Волге – в те времена в «старом» городе. Местечко – Гора Красных текстилей, позднее переименована в ул. Жданова: вчетвером в одной комнате 16 м в коммунальной квартире для трёх многодетных семей (с общей кухней 1,5х1,5м!). Родилась в обычной рабочей семье, в которой Люся стала первой, старшенькой. Позже родились сестренка Вера и брат Валя. Жили бедно! Их мама Анна Петровна Ефимова работала в сменах на льнофабрике, «тянула» троих деток одна: первый муж умер очень рано, второй – ушёл добровольцем-санитаром на финскую и пропал без вести в первые же дни…Вот и на мамино детство выпали совсем не детские заботы – быт на маленькой хозяйке и, главное, нянька младшеньких. И, всё-таки, детство – это самое светлое время: жизнь в большом дружном дворе, где правило детство — в основном здесь проживали семьи более чем с тремя детьми! Создали пионерский отряд, играли в «казаки-разбойники», «орлиный след», в «войну», «прятки-догонялки»!

Но счастье оборвала война, обрушив на людей общее горе! Уходили на фронт мужья, оставались одни жёны и ребятишки. Женщины трудились «от зари до зари», жили впроголодь, обуть-одеть нечего и купить не на что…Как только смогли женские худенькие плечи вынести такую непосильную ношу, выжить, вырастить своих и приёмных детей (пучежане приняли беженцев из осаждённого Ленинграда!!!)?! Уму непостижимо!!! Наша юная девочка Люся Малышева со сверстниками после занятий в школе, в выходные дни и каникулы, бежала на промкомбинат швейной фабрики: шили детские игрушки из старой одежды (сами распарывали её, чистили от ниток, кроили…): зайчиков, мишек, мячики, набивая потом их опилками для ребят из детских домов в Пучежском районе и детских садиков. И в артели «Кустарь» Люся в войну работала – там дети также старые вещи распарывали, чистили от ватина, смётывали, которые позже перешивались взрослыми швеями в рукавицы, носки, телогрейки и жилеты – для солдат-фронтовиков. Да! Хлебнул «по полной» от мала до велика советский народ! И как же ждали, когда закончится ужасная война! Даже в Пучеже видели всполохи и слышали взрывы – немцы рвались к Волге и уже начинали бомбить Горький. А люди верили – мы победим!

И вот она – ПОБЕДА! Ликовала страна, ликовал Пучеж! А день тот, как рассказывала мама, майский долгожданный выдался не по-весеннему холодным, дождливым, ветреным; но стал самым счастливым за долгих четыре мучительных года. Пучежане бежали сообщить, поделиться: а вдруг кто-то не слышал, что войне конец! Обнимались, плакали, смеялись! Пели, плясали, гармошки «взахлёб» по всему городу!

Вот уже и Люся повзрослела: окончила 7 классов, была принята в комсомол, пошла дальше трудиться на почту — разносила телеграммы. Но так много приходилось бегать, обувка быстро изнашивалась, а денег не хватало – сестренка и братик еще были малы. Поэтому Люся с мамой Анной Петровной решили, что и дочке нужно устроиться на льнофабрику, где трудились многие родственники, да и большинство пучежан. Энергичную, трудолюбивую и с «образованием» Люсю Малышеву приметили ровесники и руководство и доверили ей возглавить комсомольскую организацию фабрики. Сколько же событий разных и воспоминаний у мамы именно с комсомольской юностью! Посылали и в район, по деревням, с агитацией в помощи по восстановлению разрушенного народного хозяйства – приобретать облигации займа. Но это было так тяжело морально для нашей юной мамы: душа болела – люди нищенствовали, отдать было просто нечего! И не только в нашем районе приходилось бывать по такой же причине. Однажды в д.Чёрная (мама этот случай всегда вспоминает с дрожью в голосе) со старшим агит.группы, 2-м секретарем райкома комсомола Сергеем Ивановичем Михайловым, подошли к дому, там на частоколе увидели выгоревшее постиранное солдатское бельё. Со двора вышла женщина и пригласила в избу, у неё недавно пришел с фронта сын, и она подумала, что её пришли поздравить…Но, когда речь зашла о займе, она охнула и осела на лавку…Кроме той одежды на частоколе в избе ничего не было. Сергей Иванович поблагодарил солдата и сказал, что страна обойдётся без его помощи: «Ты уже за всё заплатил!» Мама об этом и др. подобных случаях не может вспоминать без слёз .

Довелось маме нашей поездить: избрали её в 1952 году членом избир.комиссии по Кинешемскому изб.округу Российской Федерации – в Кинешму обязана была ездить на заседания комиссии. Дорог не было, отправляли на грузовой машине пучежской автоколонны (они ездили за стройматериалами для строительства нового города), возвращаться обратно было проблематично – обычно на попутках: как-то зимой в метель дорогу передуло, машина не доехала и половину пути, мороз, темно…Хорошо, что ехал трактор до колхоза «Россия» – взял в кузов, но потом она шла пешком до Сеготи –на постой пускали «по чередам», в кромешной тьме, по глубокому снегу – нашла тот дом, уже без сил. Хозяйка указала, где можно прилечь. Утром мама проснулась – вся изба полна спящего «вповал» народу, таких же странников, на полу старые одеяла, пальто…Память четко хранит все поездки! Летом — на баржах, иногда пароходах также до Кинешмы, потом на поезд в Иваново. Добирались и на лошадках-монголках (в основном, в санях зимой). Трёх маленьких белых лошадок прислали и для льнофабрики.

Памятна маме и поездка летом 1954 года в Заволжье: начальник строительного отдела Николай Николаевич Румянцев вызвал её, как секретаря комсомольской организации, и сказал, что необходимо ехать на строительство Горьковской ГЭС – нужна хорошая наглядная агитация для молодёжи. Сам отправился на совещание по строительству ГЭС и нашего нового льнокомбината. В Заволжье маму оставили на месте основных работ ГЭС. Наша мама спустилась в котлован к строителям, там кипела работа: много техники, людей. Ходила, делала заметки, рисовала, записывала. Гудок! Закончилась смена, строители шли кто вверх, кто на работу вниз в котлован. Мама стала подниматься, и тут же наверху её и задержала милиция, отправили в отделение. Разбирались тщательно, долго. Просидела там четыре часа, пока все не выяснили. Николай Николаевич Румянцев нашел её в отделении, извинился, что не подумал о том, что может быть и такое. В 1950 году мама вступила в коммунистическую партию – до настоящего времени не изменяет своим принципам!

Это только один из тысяч эпизодов! Сколько их было и ещё будет впереди! Мама всегда была в гуще событий, в окружении людей. С ней делили свои девичьи тайны подруги, вместе частенько засиживались с вышивкой (раньше это занятие было популярное), танцы в парке «старого» города. Маме не было равных.

Случай и опасный, и курьёзный однажды произошёл с ней: во время переселения города и нового строительства к нам в Пучеж прибыло много молодежи со всей страны: и желающие помочь и заработать, и разный сомнительный народ, с криминальным прошлым (милиции работы прибавилось). И на танцы этот люд часто наведывался — «себя показать». Главный (можно сказать, главарь) любил покуражиться над девушками (унизить!): приглашал на танец и так кружил, что никто не мог попасть в такт, путались ноги и коронный номер получался – той девушке сзади на спине лезвием резали платье. Группа хулиганов хохотала, а девчонка — в слезах и позоре. Вот как-то этот тип подошел на танцах к нашей Люсе, мама вздрогнула, зная, чем заканчиваются такие знаки внимания, но виду не показала, что ей страшно. Танцевали! Негодник пытался изо всех сделать так, чтобы она сдалась, но не получилось!!! Громко он на всю площадку сказал потом: «Сильно!».

И на танцах же позднее, в 1950 году, Люся и познакомилась со своим будущим мужем, нашим папой Юрой Пуховым. Сколько еще семей помнят ту прежнюю танцплощадку «старого» любимого города, в тенистом парке с вековыми липами, клумбами, качелями-каруселями! «Меня на свете ещё не было, когда под солнцем город жил! Там на свиданья мама бегала, на встречу с ней отец спешил». Юноша Юра Пухов – пучежанин из большой семьи, рыбак-волжанин, с восьми лет подрабатывал перевозчиком через Волгу фляг с молоком на молочный завод на вёсельной лодочке. А познакомился молодой парень с мамой, когда работал уже на льнофабрике грузчиком, когда приехал после окончания ремесленного на Сокольской судоверфи, где с 14-ти лет обучался плотницкому делу и был на практике в г.Бор Нижегородской обл. Юные влюбленные Люся и Юра – через год им пришлось разлучиться на 4 года: призвали парня на службу в ряды Советской Армии, в Германию послевоенную. Письма, ожидания, всего одна побывка на Родину. Мама наша дождалась своего любимого из армии – осенью 1954 года Юра вернулся. Прогуливаясь по Пучежу, они зашли в ЗАГС, подали заявление, заплатили 1 рубль 50 коп., и через три дня их зарегистрировли! В ноябре этого года было бы 65 лет их совместной жизни. Впереди – долгая семейная жизнь и не менее значимые события всех живущих на Волге – строительство Горьковской ГЭС, затопление, перенос, новое строительство. Родители наши всю свою жизнь прожили в труде и согласии. В студеный январь 1956 года родилась у молодой семьи Пуховых дочка Люба. Морозы тогда стояли такие лютые, настоящие русские! Мама рассказывала, что в роддоме и дрова заканчивались, а морозы сильнее! Решили медсестры, врач и роженицы обратиться в райком партии к руководителю Курапову Алексею Ивановичу (он почти сутками был на рабочем месте тогда), чтобы помочь с дровами. Мама вспоминает, как все утром затемно проснулись от какого-то движения во дворе, ржания лошадей, скрипа телег во дворе больницы, это прибывали подводы с дровами – всю площадь двора заполнили ими! А когда нас с мамой выписывали, сам директор строительства льнокомбината (он очень уважал маму) прислал своего личного выездного вороного коня! Завернулись в тулуп в санях и домой.

Строили льнокомбинат, основные плотницкие работы папы помнят стены комбината! Сложные технически шеды – на прядильной фабрике, крыши на всех основных цехах и вспомогательных зданиях. Родители продолжали трудиться и дома: вылавливали на волжских водах бревна, оторвавшиеся от плотов, которые раньше часто сплавляли по реке. Оформляли официальные документы на этот «пойманный» лес, на фабричной пилораме превращали в тес. Папа потом, опять же с маминой помощью, сам делал лодки по своим же чертежам – спрос был огромный! Красил, смолил (помню тот дух смолистый: над костром подвешивалось ведро для разогрева смолы) – по весне. А сколько их с мамой руками сделано было мебели – тогда переселяющиеся особенно в ней нуждались (а в продаже в те времена не было): шифоньеры, столы, табуреты, детские кроватки, «горки» и полки для посуды. Мама изделия зашкуривала, покрывала лаком. И трудились они вместе, и отдыхали, и даже рыбачили. А наши поездки за Волгу (водохранилище) с родителями и их друзьями с семьями мы с сестрой вспоминаем часто.

Вот уже и река стала водохранилищем! И молодой семье в 1959 г. дали комнатку в коммунальной квартире на четыре семьи в 1-ом Заводском переулке – в когда-то перенесенное с территории старой льнофабрики здание (бывшая контора, гараж для пожарных тележек с насосами…). Здесь уже родилась и младшая Ирочка.

Жизнь на Волге в те времена кипела: из Пучежа везли вверх в Кинешму капусту, выращенную пучежанами за Волгой на островах, с юга сюда прибывали баржи и самоходки с помидорами, арбузами. Папе тогда прямо с баржи дали самый большой арбуз — просто огромный – он привез его в роддом своей жене и новорожденной Иришке. Мы в этот день всегда покупаем к столу самый большой арбуз – на добрую сладкую память! Папы нет с нами уже 15 лет, но он всегда в памяти и хочется, чтоб дети наши об этом знали, помнили и никогда не забывали своих родных!

Не перечесть счастливых, значимых событий в маминой жизни! Ей пришлось не только моторной лодкой управлять, а даже самоходкой льнокомбината – и путь был не близок: от пионерского лагеря «Чайка» на р. Ячменка до фабричного причала в речке Родинка.

Мамина судьба – это наша с сестрой судьба и жизнь! Помощь во всём! Наши болезни, детские проблемы, девичьи тайны, внуки: как только мамино сердце все вмещает – уму непостижимо!!!

Мамин трудовой стаж — 46 лет и 1 месяц! Но это еще не все. Постоянно, как мы помним, мама была на подработках – дома затемно сидела с бухгалтерскими документами. А поездки-сопровождения детей работников льнокомбината на экскурсии, в цирк, музеи Нижнего, Иванова, даже детей в Москву когда-то возили.

Маме присвоено звание «Ветерана труда», есть множество грамот от Ивановского обкома КПСС, ВЛКСМ, профсоюза и много-много от своего родного предприятия, которому посвящена вся ее жизнь!

С юбилеем, тебя, наша любимая, самая лучшая в мире мама! С 90- летием!!!Живи долго на радость всем нам – твоим дочерям и внукам!!!

Дети.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

298